Семейные истории с диабетом 1 типа

История диабета

Семейные истории с диабетом 1 типа

История диабета начинается вместе с историей человека.
О диабете как болезни было известно еще до нашей эры — в Египте, Месопотамии, Греции, Риме.

Первое описание болезни, дошедшее до нас, было составлено более двух тысяч лет назад древнеримским врачом Аретаусом (II в до н. э.). Он дал название заболеванию от греческого слова «diabaino» — «прохожу сквозь». Больным казалось, что жидкость проходит потоком через организм (частое и обильное мочеиспускание), несмотря на постоянное утоление сильной жажды.

Многие врачи пытались выявить причины болезни, найти способы лечения. О диабете упоминается в трудах Авиценны, Цельса, Галена и других. Однако лечить не могли, и люди были обречены на страдания и смерть. При этом умирали в основном больные формой диабета первого типа, то есть инсулинозависимого. Пожилых и зрелых людей со вторым типом лечили лекарственными травами, физическими упражнениями.

Врач Томас Виллис (XVII в.) обнаружил, что моча больных имела сладковатый вкус. Этот факт использовался длительное время другими врачами как диагностический признак диабета. После этого к названию диабет добавилось второе слово — «сахарный».

С зарождением и развитием эндокринологии — науки о железах внутренней секреции — прояснился механизм заболевания. Считается, что основоположником эндокринологии является французский физиолог Клод Бернар.

В девятнадцатом веке немецким физиологом Полем Лангергансом при изучении поджелудочной железы были открыты особые клетки.
Их назвали «островками Лангерганса». Позднее было выявлено, что именно эти клетки производят гормон — регулятор глюкозы в крови — инсулин. Связь между сахарным диабетом и секрецией инсулина была установлена медиками Минковским и Мерингом.

Инсулин впервые был получен в 1921 году канадским врачом Фредериком Бантингом и помогавшим ему студентом-медиком Чарльзом Бестом из ткани поджелудочной железы собаки. Его применили на собаке с сахарным диабетом (с удаленной поджелудочной железой) и получили снижение глюкозы в крови.

Год спустя ученые уже успешно использовали инсулин для лечения больных сахарным диабетом, за что были удостоены Нобелевской премии. Первые препараты инсулина были выделены из поджелудочных желез свиней и коров.

В этот период инсулином лечили все формы сахарного диабета (первого и второго типов).

Химическая структура инсулина человека установлена в 1960 году. С помощью метода генной инженерии в 1976 году впервые был осуществлен полный синтез человеческого инсулина.

Первые сахаропонижающие таблетки появились только в 1956 году. Это были препараты сульфанилмочевины. Ими стали лечить диабет второго типа.

Однако неправильным является применение при диабете только препаратов. Лечение не эффективно, если человек не меняет образ жизни, если не осуществляет самоконтроль, не соблюдает диету и не осуществляет комплекс оздоровительных процедур.

История диабета в датах

II в до н. э.– Диабет получил свое название от греческого врача, Aretaeus of Cappadocia.
1425– Название Diabete впервые был отмечено в английском медицинском издании, что закрепило название диабет.
1675– английский врач д-р Томас Уиллис описывает сладковатый (сахарный) вкус мочи у больных сахарным диабетом.
1750– Каллен, ученый к слову диабет добавил mellitus (от лат. mel — мёд) для обозначения диабета со сладким вкусом мочи — сахарного диабета.
1869– Пол Лангерганс описывает островковые клетки поджелудочной железы.
1900– на основе исследований на животных, д-ра. Йозеф фон Меринг и Оскар Минковский обнаружил, что поджелудочная железа играет важную роль при сахарном диабете.
1901– Евгений Опи связывает диабет с островковыми клеткам, которые продуцируют инсулин.
1920– Лоуренс Р.Д. разрабатывает диетическую систему обмена, которая помогла разработать диету при диабете.
1921– Фредерик Бантинг и Чарльз Бест выделили инсулин из ткани поджелудочной железы собаки.
1922-1923– Фредерик Бантинг и Джон Маклауд получают Нобелевскую премию за открытие инсулина и эффективного применения для лечения сахарного диабета.
1936– сэр Гарольд Персиваль выделяет диабет 1 и 2 типа.
1942– Получен первые сульфонилмочевины обозначенные как анти-диабетические лекарства, влияющие на диабет 2 типа.
1956– Получены препараты сульфонилмочевины разработаные для людей с диабетом 2 типа.
1969– Ames Diagnostics создает первый портативный глюкометр, чтобы следить за различными типами сахарного диабета.
1988– Д-р Gerald Reaven определяет метаболический синдром, который представляет собой сочетание медицинских расстройств, которые повышают риск развития сахарного диабета.
1995– Precose и Metformin утверждены для использования для оказания помощи при диабете 2 типа.
2007– Пациенты с диабетом проходят лечение с помощью стволовых клеток из собственного костного мозга. Результаты показали, что большинству пациентов не требуется лечение инсулином в течение длительных периодов времени.

Новости

Недавно Испанские ученые из мадридской клиники “La Luz” провели интересные исследования по диабету. В результате чего они пришли к выводу,…

Дополнительно о диабете

Гипергликемия — это увеличение концентрации глюкозы в плазме крови. Развивается при содержании глюкозы выше 6,66 ммоль/л. Симптомы…

Новости

В Украине закончилась первая фаза клинических исследований по лечению стволовыми клетками. Об этом на пресс-конференции сообщил главный…

Новости

У людей с бедрами менее 60 сантиметров в объеме выше риск преждевременной смерти. Кроме того, у них раньше начинают развиваться заболевания…

3265

Артериальное давление необходимо измерять ежедневно (два-три раза вдень). Обязательно…

16509

В 1979 году Комитетом экспертов по сахарному диабету Всемирной организации…

13792

В продолжение материала о применении лекарственных трав при диабете второго типа приведём…

10089

Лечение и контроль диабета включает различные процедуры и анализы, одни из которых…

© 2012 – 2020 Стоп Диабет

Источник: https://stopdiabetes.ru/osnovy-diabeta/istoriya-diabeta.html

Как живут люди с диабетом? Рассказ диабетика 1 типа

Семейные истории с диабетом 1 типа

Я диабетик 1 типа. Колоть инсулин мне приходится несколько раз в день. «Длинный» для поддержания фонового сахара два раза в день — утром и вечером, а «короткий», помогающий усваивать энергию из еды, собственно говоря, каждый приём пищи.

Да, абсолютно любой перекус, даже “на бегу”, содержащий какие-либо углеводы необходимо восполнять инсулином. В расчёт не берется белковая еда, даже не подсчитывается никак.

Есть ли отличия от рациона пищи среднестатистического человека? Отличия, конечно, есть, и в первую очередь это углеводы, которые мне просто нельзя, независимо от дозы инсулина.

Я не ем никакие торты, шоколад (ну, кроме кэроба, но это по сути и не шоколад), лимонады, снеки, попкорн, фастфуд, сухофрукты (ну, очень редко — раз в год), виноград, манную кашу, конфеты, блины я ем примерно пять раз за год, хотя в принципе мне их нельзя, но тут зависит от специфики организма. Например, я не ем дыню, хотя ее можно.

Наилучшее решение для диабетика в плане еды — белковое питание, потому что сырыми фруктами и молочкой тоже нельзя злоупотреблять. Несмотря на это, всё равно 70 процентов моего рациона — углеводы.

Сахарозаменители не использую, мне это не нужно. Наоборот, диабетикам первого типа лучше употреблять обычный сахар, а не сахарозаменители.

К тому же, я достаточно часто ем сладкое, нам медициной разрешено есть сливочные виды мороженого и печенье.

Спорт, конечно, нужен. Физические нагрузки помогают держать сахар в норме и не повышать при этом дозы, однако, если сахар выше 12 ммоль на литр крови (не важно, натощак или после еды), то физические нагрузки полностью противопоказаны.

У среднестатистического человека содержание сахара в крови меньше, чем у диабетиков, причём намного. Хотя это зависит от времени года, дозы и т.д.

У здоровых людей сахар натощак примерно 4 ммоль на литр крови, каждый из нас к этому стремится, если получилось держать планку — значит всё правильно.

Но не у всех это получается просто из-за физиологии, сахар натощак до 10 ммоль на литр для диабетика — это не критично.

Как пример, когда меня положили в больницу с острым состоянием диабета у меня был сахар 35 ммоль на литр крови, хотя некоторые умирают от 16-20 ммоль.

Какие продукты могут мгновенно (или в течение очень короткого времени) привести сахар к таким смертельным показателям? Те, которые я перечислила как запретные.

Миф о том, что «диабетикам все можно, нужно только компенсировать это большим количеством инсулина», не слишком далек от истины. Нам действительно очень многое можно, но в маленьких количествах и с полным расчётом дозы. Большие дозы тоже вредны, убивают поджелудочную.

Что может случиться, если не колоть инсулин день/три дня/неделю? Лично у меня ухудшение общего состояния. Но через пару недель точно кома или смерть. Я если честно не знаю, как я прожила в таком состоянии почти месяц и не умерла.

Не страшно ли мне жить с таким, по сути, приговором? Сначала было очень страшно, жуткая депрессия, хотелось руки на себя наложить, но потом привыкла, снова научилась жить. У меня ещё далеко не худшая ситуация.

Я не прикована к постели, не лишена разума, пишу стихи, у меня есть друзья и парень — все как у всех, просто немного по-другому. Из-за этого нечего переживать. Правда, сначала у меня была совсем иная мотивация.

Когда я лежала в больнице, моя мама проходила химиотерапию после удаления злокачественных опухолей в груди. К счастью, успешно.

И тогда я подумала, что этот близкий мне человек отчаянно цепляется за свою жизнь не для того, чтобы потом меня похоронить.

Диабет в моём случае — штука нежданная и непонятно откуда взявшаяся. Родственников с диабетом у меня нет, скорее всего, это наложение сильного стресса, очень быстрого роста и паразитов в кишечнике.

Мой эндокринолог имела около 1000 пациентов до 18 лет с сахарным диабетом первого типа на наш город с населением чуть меньше 100000 человек. Диабетики знакомые есть.

Я занимаюсь в кружке ДПИ, и моя педагог болеет диабетом, правда, второго типа. Думаю, понятно, что взаимодействие есть.

Довольно большое количество — 1 человек из 100. Государство дает нам бесплатный инсулин и тест-полоски для глюкометра. Инвалидность сейчас оформляю, но это достаточно долго. Хватает этого количества инсулина на месяц, да и докупить дорого и проблемно, особенно у нас.

Если подытожить, насколько в повседневной жизни мне мешает диабет? Нужно следить за сахаром, держать диету. Но ко мне благосклонна вся администрация школы, поэтому мне всегда идут на уступки. В целом, всё как у всех.

Диабет — излечим? Официальная медицина считает, что нет. Я не надеюсь, уже нет. Пробовали многое: гомеопатию, иглоукалывание, приём трав. Но это всё бесполезно, нужно просто научиться жить с диабетом.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a7a5bec256d5c97287bdbfa/5deffadb3642b600aef6a79a

История нашего диабета

Семейные истории с диабетом 1 типа

Никогда не думала, что буду вести блог в формате “история болезни”.

Мне казалось, что хороший блог должен быть непременно о моде, развлечениях и путешествиях с красивыми фотографиями, добротным стилем и щепоткой юмора.

И я долго лелеяла мысль, что однажды на меня снизойдет вдохновение, и я ударюсь в диджитал-творчество. Но так сложилось, что я специально не выбирала тему для блога, она нашла меня сама. И этой темой стал диабет.

К тому моменту, когда в возрасте 2,5 лет моему сыну поставили диагноз сахарный диабет 1 типа, мы уже прошли через многое. Конечно эта новость стала страшным потрясением, но мы уже внутренне успели примириться с мыслью, что с нашим малышом легких путей не бывает. Только экстрим, нестандартный подход и постоянное самообразование. Про диабет мы не знали ровным счетом ничего. Ну, кроме того, что   им болеют пожилые и крупногабаритные люди, которым приходится пить чай с сахарозаменителем и покупать конфеты на фруктозе в диабетическом отделе супермаркета. Когда мы сами худо-бедно разобрались в проблеме, оказалось, что это еще полбеды. Теперь предстояло как-то вписаться с нашим “новым образом жизни” в общество. Вокруг родственники, друзья, соседи, няни, воспитатели, которые понятия не имеют о существовании такого редкого заболевания. И вот мы стали рассказывать каждому нашу историю и читать лекции про углеводный обмен и инсулинотерапию. Это было изматывающим занятием. А потом мы подумали, почему бы нам не превратить наш диабетический ликбез в современный информационный формат? Так родился наш сайт-блог, где мы хотим просто, понятно и весело рассказывать всем желающим о том, что такое детский диабет и как с этим жить.     

Вступление

Я всегда была поборником “зеленого” образа жизни: поменьше лекарств и докторов, побольше свежего воздуха и спорта. Всю беременность я следовала этой концепции: к врачу являлась только для контрольного взвешивания, в аптеку ходила разве что за витаминами, стояла на голове и медитировала в позе лотоса. Это было самое счастливое и беззаботное время.

Но потом родился мой богатырь, и от моей личной жизни и боевой славы остались разве что смутные воспоминания.

Мой сынок так заставил меня намучиться в роддоме (избавлю вас от ненужных подробностей), что у меня появились антитела к “белым халатам” и всем медицинским работникам.

 Тогда как многие новоиспеченные мамы вспоминают свои роды как всеобъемлющий психо-физиологический катарсис с закономерным хэппи-эндом, для меня почти 2-недельное пребывание в роддоме стало одним из самых болезненных и мучительных испытаний в жизни.

 Так что после того, как мы наконец покинули “фабрику деторождения”, я решила свести к минимуму контакты с медицинской системой. Поэтому слово «поликлиника», которая обычно становится родным домом и клубом общения для большинства мамочек, тогда для нас не существовало, а появилось в семейном обиходе только недавно.

И теперь каждый месяц мы приходим туда за нашим бесплатным диабетическим «боекомплектом». 
Так вот жили мы до 2,5 лет, обходясь без помощи заботливой поликлиники с ее диспансеризациями, очередями и желтыми справками. Конечно, со здоровьем не все было так безоблачно.

 Сначала была отчаянная борьба за грудное вскармливание, которое давалось мне очень нелегко. Но благодаря “молочным” консультантам (я раньше и не знала о существовании такой профессии, а теперь считаю ее одной из самых важных в мире), я выиграла противостояние с порошковым молоком от Nestle. Но мое материнско-пролактиновое счастье длилось недолго.

В два месяца выяснилось, что малыш унаследовал от меня потомственную аллергию, благодаря которой я в течение нескольких месяцев была вынуждена питаться как монах-отшельник. Мое скудное меню тогда состояло из гречки, брокколи и постной индейки. После тяжелого периода недоедания наступило непродолжительное затишье. Ну, в смысле всяких хворей.

Так-то малыш горлопанил с рассвета до заката и затихал разве что на время сна, когда я с трясущимися руками заваривала себе успокоительный травяной сбор. Характер у него был не сахар.

Потом он научился ходить и прыгать, вернее прыгать он умел еще раньше, но перешел в разряд “экстремалов”.

Сначала во время скакания на батуте он умудрился сломать ногу, после чего я почти месяц носила бедолагу на руках (слава Богу, это было летом) и потом заново учила ходить. Батут мы убрали, признав опасным для жизни снарядом. Но буквально через 2 месяца наш смышленый акробат решил использовать вместо батута свою новую деревянную кровать из Икеи.

Это закончилось переломом руки. Два перелома подряд заставили нас призадуматься и отправиться к хирургу-ортопеду, который буквально с порога объявил нам, что у нашего сына, должно быть, редкое генетическое заболевание, связанное с хрупкостью костей, которое именуется “синдром стеклянного человека”. Приплыли.

 

Упал, очнулся – гипс

За ночь мы перелопатили весь интернет и постарели лет на 20, когда прочитали о несовершенном остеогенезе и о несчастных детях, которые большую часть жизни проводят в гипсе. Я нашла единственного в России специалиста по этому редкому заболеванию и чудом пробилась к ней на консультацию.

 Эта прекрасная женщина практически подарила мне новую жизнь. Увидев веселого и немного неуклюжего Ваню, сбивающего все на своем пути, она страшно удивилась нашему псевдо-диагнозу и искренне недоумевала, как до нее нас занесло к такому неквалифицированному ортопеду. Сказать, что у меня гора упала с плеч – это ничего не сказать. Мне казалось, что после термоядерного атопического дерматита и двух переломов должна наступить бессрочная разрядка, избавление, забытие и благодать. Это продлилось ровно три месяца, пока однажды… 

Диабет. Начало

На новогодние каникулы, закрыв глаза на жуткий курс евро, мы поехали в Европу. Бродили по улицам и рождественским ярмаркам, наминали имбирные пряники, запивая пуншем, а наш малыш катался в коляске и лопал жареные каштаны. Но веселье было недолгим, потому что в середине поездки Ваня заболел. Поднялась высокая температура, которая держалась дня три, после чего все прошло без каких-либо других симптомов. Ни соплей, ни кашля, ничего. Мы конечно изрядно поволновались (даже думали менять билеты и лететь домой), но сосиски с глинтвейном помогли разрядить обстановку и в итоге мы завершили свое путешествие по намеченному заранее плану. По возвращении домой мы и думать забыли про странный вирус, но вот малыш сделался очень капризным и раздражительным, пару недель буквально сводил нас с ума.

А потом началось настоящее стихийное бедствие. Ваня стал очень много пить воды и писать. Пару литров в день выдувал на ура. Ночью просыпался и залпом выпивал целую бутылку. А памперс, которого обычно хватало на всю ночь, протекал буквально через час-другой. Чуть ли не каждую ночь приходилось менять белье.

Я купила памперсы на размер больше. Потом родилась теория, что у малыша очередной кризис взросления, и он компенсирует его сосанием воды из бутылки. Посему мы пытались давать пить из чашки и прятать несчастный поильник с трубочкой.

Такое состояние подавленной тревоги и установки «подождать – само пройдет» продолжалось около трех недель.

Потом, наконец, мы очнулись и по совету врача сдали анализ крови на сахар. Пошли в Инвитро – сахар в норме. Мы расслабились. На несколько дней.

Слово «диабет» витало в воздухе (после консультаций со всемогущим гуглом и знакомым врачом), но я как будто автоматически отмела эту гипотезу и запретила себе всерьез ее рассматривать. Этого просто не может быть! После всех наших мучений это просто верх несправедливости! Нет никакого диабета и точка.

В конце недели мы сдали общий анализ мочи. Уже не в Инвитро, а в ближайшем «местечковом» медцентре, который удачно расположился в соседнем подъезде. В тот же вечер нам позвонили из этой конторы и сказали, что дело плохо: сахар в моче – 10 при норме 0. Ночью мы поехали в Морозовскую больницу.

Сахар крови при поступлении оказался 24 ммоль (при норме до 5). В тот момент эти цифры мне мало что говорили. Я с трудом могла бы припомнить, какие показатели считаются нормой.

Я думала обо всем чем угодно (о том, что просто он аллергик, и его организм так отреагировал на изменение погоды или кашу, сваренную не из фермерского биоорганического молока, а из молочного продукта «Домик в деревне»), но только не о том, что у моего малыша может быть сахарный диабет. О наших приключениях в больнице во всех подробностях можно прочитать тут. 

“,”author”:”Автор: escabar.maria”,”date_published”:”2020-03-22T13:08:00.000Z”,”lead_image_url”:”https://2.bp.blogspot.com/-aGvXMdNURU4/VpZuRSxpJ8I/AAAAAAAAAY0/vUd9mNx7OOw/w1200-h630-p-k-no-nu/%25D1%2581%25D0%25BD%25D0%25B5%25D0%25B3.jpg”,”dek”:null,”next_page_url”:null,”url”:”http://www.mydiababy.com/2015/10/istoriya-nashego-diabeta.html”,”domain”:”www.mydiababy.com”,”excerpt”:”История о том, как наш ребенок заболел диабетом и мы решили завести свой блог.”,”word_count”:1248,”direction”:”ltr”,”total_pages”:1,”rendered_pages”:1}

Источник: http://www.mydiababy.com/2015/10/istoriya-nashego-diabeta.html

История человека больного диабетом

Семейные истории с диабетом 1 типа
А. Меловичко в книге «Сахарный диабет» пишет: «Прошу вас, молю вас — сделайте все, чтобы избежать введения инсулина или отсрочить его… Помните: больной, принимающий инсулин 2-3 месяца, становится пожизненным инвалидом». Ю. Вилунас продляет этот срок до 5 лет.

Но разве хоть один из врачей предупредил нас об этом? Моя подруга, которой поставили диагноз «диабет» в одно время со мной, села на инсулин почти по собственному желанию. Я спрашивала ее: «Как сахар?». Она отвечала: «Нормально! Я же на инсулине». 6 лет назад мы ее похоронили — рак кишечника.Первое знакомство с диабетом связано с ужасной историей.

Работая мастером радиомонтажного участка, я сама приняла на работу мальчика-диабетика по имени Саша. Он оказался человеком сложным, неуживчивым, обидчивым, и мне часто говорили: «Ну зачем вы его взяли?!». А мне он очень нравился. Саша писал стихи, создавал сценарии, участвовал в концертах. Жил он с мамой и бабушкой, которые за ним тщательно ухаживали.

Я часто видела, как они приносили ему еду, если он не мог сбегать домой. Видимо, он жил сложной жизнью, а тут еще неразделенная любовь… В общем, он повесился в раздевалке после работы. Я тогда уже там не работала, но чувство вины не проходит и сейчас — не поговорила с ним, не постаралась понять.

Долгое время мы с диабетом существовали, не особенно мешая друг другу. Я пекла пироги, продавала их и получала дополнительно к пенсии деньги, которые не были лишними. По специальности я инженер, закончила авиационный институт, но готовить всегда любила, делала это с удовольствием. Для меня это было и физической нагрузкой, и ходьбой, и общением с людьми.

Но диабет делал свое черное дело: атрофировались ноги, потерялась чувствительность. Я ходила босиком, наколола ногу и не почувствовала. Кстати, у меня всегда имеется при себе клей «БФ», я малейшую ранку, порез, ожог обрабатываю им. Это меня и спасало. А здесь я не сразу заметила, что началось воспаление.

Разные мази, ванны, компрессы, антибиотики не приносили пользы. В хирургическом отделении больницы поставили диагноз «трофическая язва» (гангрена) и сообщили о необходимости ампутации. Ампутировать ногу я не дала — уже насмотрелась на человеческие обрубки. Знала, что ампутации сопутствует потеря слуха, зрения.

Врач была моей хорошей знакомой, опытной, с хорошей репутацией, и я ей полностью доверилась, да и она, конечно, не хотела мне вреда. Но сейчас мне кажется, этот опыт позволял ей делать назначения без каких-либо сомнений. Назначили инсулин, не предупредив. Я и сейчас не знаю, сколько и чего мне вкололи.

Впервые я познала гипокликемию. Меня трясло так, что я не могла сказать ни слова. Сделали горячие уколы, укутали всем, чем можно. Последним, что я помню, было удивление врача: «Почему так получилось? Ведь снизили сахар всего до 4 единиц». Потом мне разрезали палец в двух местах под общим наркозом, не подготовив предварительно.

Была барокамера с кислородом. Это сейчас я знаю, что кислород, а особенно его переизбыток, может быть очень вреден и даже приводит к летальному исходу. Конечно, там лечили: ежедневно перевязки, капельницы, лекарства и прочие процедуры. А я потихоньку превращалась в маразматика.

Ходила задом наперед, говорила медленно, глупо улыбаясь и не понимая сказанного или прочитанного. Однажды я не смогла купить шоколад за 13 руб., стоя с сотней в руках. Мне казалось, что денег не хватит. Я забыла все, что знала. Из больницы, можно, сказать, сбежала. Почти сразу попала в другую больницу с нервами и сосудами.

Палец не залечен, ни один из врачей не одобрял моего решения оставить палец на ноге. Мне сказали: «Нечего кочевряжиться — нужно ампутировать!». Но я, не уверенная в том, что все делаю правильно, глотала рыбий жир, подпольно делала повязки с мылом и луком, компрессы с настоем золотого уса.

Сноха ежедневно делала мне в больнице промывания раны инсулином и перевязки. Стопа и палец были красными, опухшими и никому, кроме меня, не нравились. Но настойчивость привела к тому, что опухоль спала, и появился свищ, который тоже не заживал, раскрывался и кровоточил. Его я вылечила по рецепту одного американца.

Оказывается, рана не заживала потому, что по краям ее выступал сахар и мешал срастись тканям. Кстати, сахар иногда проявляет себя самым неожиданным образом. Как-то я пошла в лес, а сахар был, видимо, очень высокий, даже слезы были сладкие. Меня облепила мошкара, и я не могла от нее отбиться.

На другой день я была опухшая, неизвестно на кого похожая. Мне было не до шуток, так как температура была нешуточная. Накладывала хлопчатобумажную ткань, смоченную холодной водой.

В марте образовалась водяная мозоль между пальцами, которая тоже воспалилась и не поддавалась лечению. В апреле поехала с мужем в санаторий «Красный холм». Чувствовала себя плохо: незаживающая рана, проблемы со слухом, качало при ходьбе, на второй этаж поднималась на лифте, боли в суставах и сердце, проблемы с желудком. Процедур никаких.

С апреля началось мое участие в исследовании иностранных инсулинов. До исследования колола 20 единиц инсулина Базала и принимала 2 таблетки Манинила. Программа рассчитана на 6 месяцев. Она предполагала переход на швейцарский инсулин Ново Рапид короткого действия и на немецкий инсулин Лантус продленного действия.

Потом (кого выберет компьютер) переход на американский ингаляционный инсулин. Я осталась на двух первых. Меня обеспечивали инсулином и дали глюкометр для измерения сахара в крови. Первое показание сахара (19,9) повергло меня в панику. Исследователь сказал: «Вас здорово запустили!». И стал исправлять положение.

В результате довели инсулин до 57 единиц (Ново Рапид — 22 единицы, Лантус — 35). Немного успокоили, сказав, что это показание по плазме и его нужно умножить на 0,8. К концу программы мне пришло в голову сверить лабораторные анализы и показания глюкометра. Оказалось, что умножать нужно на 0,54.

Так что если мне назначали инсулин по показаниям глюкометра, я колола

лошадиную дозу. На второй месяц исследования начались проблемы со зрением. Искры, сияние, переливание… На солнце я ничего не видела. Однажды ночью на 4 часа совеем потеряла зрение и ходила по стенкам, не представляя, что буду делать дальше.

Исследователь в ответ на мои жалобы спросил: «А что говорят ваши врачи?». Хотя он должен был сразу послать меня на обследование в областной лазерный центр. Молодая неопытная врач сказала: «Это возрастное». И я 3 месяца лечилась травами.

Когда я обратилась к более опытному врачу, та поставила диагноз «ретинопатия, отслоение сетчатки». Меня направили на операцию. На настоящий момент я перенесла две операции лазером по приварке сетчатки.

Наверное, мне повезло, так как за последнее время я смогла прочитать свыше тысячи писем и на огромное количество — ответить.

Исследование велось с большими нарушениями, поэтому хочу предостеречь других от участия в подобных мероприятиях. Ни здоровья, ни глюкометра, на получение которых рассчитывала, я не получила. Глюкометр, оставшийся у меня, оказался бесполезной вещью — тест-полоски к нему у нас не продаются.

Приближалось окончание так называемого исследования. Я чувствовала себя отвратительно: неуверенная походка, боли в суставах, сердце, высокое СОЭ, все забывала, плохо соображала, без сопровождения никуда не могла выйти.

Но я научилась не колоть инсулин при низком сахаре, врать в дневнике по требованию исследователей и склонялась остаться на исследовании. Все под наблюдением!

И вот 4 октября, будучи на предпоследнем визите в Ярославле, я увидела книгу Ю.Г. Вилунаса «Сахарный диабет излечим». Одно название вернуло меня к жизни! Читала я взахлеб. Все было понятно, и я сразу стала использовать рыдающее дыхание и импульсный самомасссаж. Появилась надежда.

Валерий Викторович Егменов,
Самарская обл.

Источник: https://natural-medicine.ru/endokrin/2065-istoriya-cheloveka-bolnogo-diabetom.html

«Я подумал, что диабет – это конец жизни»: История пациента с сахарным диабетом

Семейные истории с диабетом 1 типа

За последние десять лет (период с 2007 – 2017 гг.) количество больных сахарным диабетом в Казахстане выросло с 128 360 до 293 171 человек. Прирост за 10 лет составил 130%.

К всемирному дню борьбы с сахарным диабетом мы поговорили с Нуржаном Байтасовым, молодым человеком, которому диагностировали сахарный диабет в 13 лет, и узнали, как люди с заболеванием поддерживают здоровье, как часто нужно проверять кровь на сахар и насколько важны регулярные тренировки.
 

Нуржан Байтасов, 21 год:

В 13 лет у меня появилось частое мочеиспускание, постоянная жажда и сильное чувство голода. Мне постоянно хотелось что-то съесть. Родителей это, конечно же, насторожило и они повезли меня в клинику, чтобы я сдал анализы.

Там мы первым делом сдали общий анализ мочи и развернутый общий анализ крови. На следующий день мне сказали, что у меня повышенный уровень сахара в крови. Мы провели еще пару тестов, ходили по врачам, сделали обследование и мне поставили диагноз «сахарный диабет второго типа (неинсулинозависимый)».

За моим образом жизни сразу стали пристально следить. Сказали, что все это из-за ожирения. На тот момент мой рост был 170 сантиметров, а весил я 130 килограмм. Набрал вес из-за неактивного образа жизни.

В 13 лет я почти не выходил на улицу, каждый день сидел за компьютером и питался гамбургерами. Мне назначили лечение: снижение веса, диета, контроль питания.

Шесть раз в день я должен был замерять уровень сахара в крови с помощью глюкометра. 

Сначала я не понимал, что это за заболевание. После того как диагноз подтвердился, я отказывался в это верить. Родители, конечно, мне все объяснили, и я понял, что нужно с этим что-то делать. С таким образом жизни долго не проживешь.

Это сильно повлияло на меня. Я был мальчиком, который любил хорошенько поесть булочки с тортами. Когда мне резко пришлось переходить на другое питание, было очень тяжело. Ты хочешь сахар, но понимаешь, что если его съесть, то будет очень плохо. Психологически это тоже давило на меня.

– Как вы питаетесь сейчас?

Мне нужно соблюдать диету. Питаюсь шесть раз в день и размер моей порции примерно с ладонь. Конечно, это не однотипный рацион, я ем каши, фрукты. Стараюсь как-то разнообразить его, чтобы не надоедало.

Мне можно есть фрукты и овощи. Запрещены продукты с высоким содержанием сахара, то есть конфеты и торты. А также запрещено пить алкоголь и употреблять табачные изделия. В подростковом возрасте старался соблюдать все эти правила, потому что подозревал, что если я это съем, то мне будет плохо. Пытался себя сдерживать и это было тяжело.

Попросил родителей никому не рассказывать о том, что у меня сахарный диабет, только предупредить школьного врача и преподавателя. На случай приступов. Старался не сильно афишировать диагноз. Наверное, преподаватель рассказал кому-то, а мои друзья об этом узнали и пытались поддержать меня. Но это не так сильно помогло.

– Вы переживали это эмоционально?

Мне было очень плохо. Я думал, что диабет – это конец жизни, но со временем смирился с этим. С диабетом можно жить, если делать это правильно.

– А как отреагировали родственники, когда узнали о заболевании?

Родители, конечно, ругали меня за образ жизни. Они старались меня поддержать, подтолкнуть к занятиям спортом, а я все время отнекивался. Они знали о рисках и предупреждали меня об этом. Я не прислушивался к ним, а сейчас жалею об этом.

– Как еще вы поддерживаете свое здоровье?

Сахарный диабет второго типа зависит от веса человека и содержания жира в его теле.

У меня есть свое расписание дня: я просыпаюсь в шесть утра, проверяю уровень содержания сахара в крови с помощью глюкометра. Если он в пределах нормы, то иду готовить завтрак. Через час после завтрака я снова измеряю содержание сахара и иду на тренировку.

Если уровень понижается до 7.0, то мне можно съесть что-нибудь не очень сладкое  конфету, яблоко или банан. После этого могу бегать. Сейчас мне 21 и при росте 192 сантиметра я вешу 92 кг.

Вес уже стабилизировался и я стараюсь держать его в диапазоне 90-93 килограмма.

– Насколько важны занятия спортом для человека с сахарным диабетом? Можно ли поддерживать вес просто соблюдая диету?

Нет, потому что глюкоза не будет усваиваться мышцами. Регулярные занятия спортом обязательны и входят в лечение.

– Вы когда-нибудь отлынивали от тренировок? Это как-то сказывалось на вашем самочувствии?

Да, сказывалось, но пару тренировок я мог пропустить, потому что организм уже привык. Однако, если я пропущу больше недели тренировок, у меня опять начинается сухость во рту и самочувствие ухудшается.

– Сейчас, когда вы знакомитесь с людьми и у вас появляются новые друзья, вы им рассказываете о заболевании?

Нет, но со временем они начинают спрашивать, почему я не питаюсь с ними в ресторане, почему я проверяю еду на содержание сахара. Узнав причину, они относятся с пониманием. 

В большинстве случаев я не хожу в рестораны и кафе, потому что мне нельзя есть яйца, жирное и жареное, пищу с большим содержанием углеводов. Я не могу найти альтернативу, потому что в блюда часто добавляются разные специи, которые мне также нельзя. Я готовлю себе сам. Не добавляю соль, сахар и перец. Стараюсь есть нейтральную еду.

– Помимо того, что диагноз изменил вашу жизнь, вы не думаете о том, что заболевание как-то положительно повлияло на качество вашей жизни?

Соглашусь с этим, сахарный диабет в каком-то смысле качественно повлиял на мою жизнь. Я больше не просиживаю все свое свободное время за компьютером, питаюсь правильно и хожу на тренировки. То есть укрепляю свое здоровье. Если я не заболел сахарным диабетом, то, скорее всего, весил бы еще больше.

– Сейчас вы учитесь в университете Стэнфорда, в США. У вас есть медицинская страховка?

Да, у меня есть отдельная страховка для диабетиков. Перелет переношу очень тяжело. Я поступал в 2014 году и со мной поехали родители, потому что мне было очень сложно. Осваивался около 3-4 месяцев. Так происходит у всех, потому что изменение климата тяжело сказывается на организме. Когда родители поняли, что состояние здоровья у меня нормализовалось, то они уехали обратно.

– О чем всегда нужно помнить пациенту с сахарным диабетом на протяжении всей жизни?

Самое первое – следить за своим состоянием: за мочеиспусканием, за тем, сколько ты пьешь воды, как много ты ешь. Заниматься спортом, рассчитывать содержание углеводов в продуктах на разных сайтах, а также от 5 до 7 раз в день проверять уровень сахара с помощью глюкометра.

Естественно, сон тоже важен. После шестичасового сна нужно обязательно измерять уровень сахара натощак, потом завтракать и после каждого приема пищи проверять сахар. Перед сном тоже.

Лаура Даньярова, руководитель отдела эндокринологии в НИИ кардиологии и внутренних болезней:

Существуют две основные разновидности сахарного диабета, которые при схожести клинических симптомов имеют существенные различия в причинах развития и патогенезе болезни.

Если говорить о сахарном диабете первого типа (СД1), то это заболевание связано с развитием аутоиммунного процесса, вирусной инфекцией и наследственными факторами. К сожалению, на сегодняшний день нет известных мер профилактики СД1, хотя исследования в этом направлении ведутся.

Сахарный диабет второго типа (СД2) – это метаболическое заболевание, характеризующееся хронической гипергликемией, развивающейся в результате нарушения взаимодействия инсулина с клетками тканей.

На его развитие мы повлиять можем и должны.

Анализ факторов риска развития СД2 типа показывает, что ведущими из них являются возраст, избыточный вес, низкая физическая активность и наследственная предрасположенность к диабету.

Все это играет важную роль, но не означает, что СД обязательно разовьется. Поэтому бояться не надо, а вот понимать и предупреждать те изменения в организме, которые могут привести к СД, необходимо. 

Согласно данным Международной федерации диабета, на сегодняшний день число зарегистрированных больных СД достигло в мире 425 миллионов.

Каждый десятый взрослый человек болен диабетом.

Однако, по оценке специалистов, на одного выявленного больного диабетом в мире приходится два или три человека, которые даже не подозревают об имеющейся у них болезни. 95% из всех больных СД – это люди с сахарным диабетом второго типа. 

Нужно понимать, что сахарный диабет не появляется мгновенно и в один день. От начала развития болезни и до того момента, когда человеку поставили диагноз СД, проходит 7-10 лет. Порядка 85% пациентов имеют избыточную массу тела и ожирение, 70% пациентов – артериальную гипертензию, более 50% – повышенный уровень холестерина и другие нарушения жирового обмена.

Первым важнейшим шагом является изменение образа жизни. Именно с этого и начинается лечение этой болезни.

Если человек обнаружит у себя факторы риска развития СД2 типа, то необходимо сдать анализ крови на глюкозу или тест толерантности к глюкозе. Возможно, это поможет избежать многих болезней и осложнений в будущем. И очень важно соблюдать рекомендации по питанию и физическим нагрузкам – это увеличивает эффективность лечения на 30-50%.

Источник: https://the-steppe.com/razvitie/ya-podumal-chto-diabet-eto-konec-zhizni-istoriya-pacienta-s-saharnym-diabetom

Моя история жизни диабетика

Семейные истории с диабетом 1 типа

Много постов на Пикабу было про диабет. Этот раз – не исключение. Но я не буду рассказывать в очередной раз о том, что это за болезнь, откуда она появляется и прочее. Я расскажу немного информации про себя, которая, возможно, будет полезна таким же, как и я, и интересна остальным. Итак..

Мне почти 26 лет, из которых 21 год я болею сахарным диабетом. Появился он у меня нежданно-негаданно после гриппа. Притом, по словам родителей, грипп прошел легко и достаточно быстро. В семье никто до этого диабетом не болел.

 Бабушка начала замечать, что ребенок перестала есть, стала много пить, худеть, была вечно раздражительна, и появилась полная апатия к окружающему миру. Потащили за руку к врачу, сахар показал около 24.

Помню только слезы матери, мое недоумение, вкус бананов, которые в меня запихивали перед отправкой в больницу со словами “потом такое будет низзя!”, кушетку и  иглу с красной бабочкой.

Примерно 19 лет из своего стажа я была, как это сказать.. отвратительным диабетиком 🙂 Никакого самоконтроля, никаких школ диабетиков, никаких знаний в принципе (возможно, из-за того, что заболела в несознательном возрасте и выработалась привычка все делать абы как.

Мама уследить за всеми моими “косяками” не могла физически). Никто не знает, почему у меня до сих пор нет лютых осложнений на глаза, нервы и пр., но, думаю, оно еще успеет сказаться в более старшем возрасте.

Вступление долгое и мучительное, но теперь, собственно, к сути:

1,5 года назад я все же решилась наконец взять себя в руки и устаканить свои сахара. Оказалось, сделать это абсолютно необразованному, в плане своей болезни, диабетику сложно.

Но у меня был свой предлог – это мое будущее потомство, которое в 25 лет, да и с мужем в придачу не заставит себя особо долго ждать, если мы уже готовы морально и финансово. Поэтому я обратилась в Отта.

Не реклама, но любой девушке с СПб (и не только) с какими-либо проблемами по диабету я просто невероятно рекомендую обращаться именно на эндокринное отделение в НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О.Отта. Лучших врачей я не встречала еще нигде.

Крайне обидно, что государство решило в последние годы прекратить финансирование этого отделения, но сами врачи руки не опускают. Сразу скажу, что сейчас любой диабетик может получить консультацию врачей абсолютно бесплатно. Я, по своему незнанию, первые 2 раза заплатила. За что меня даже отругали в последствии 🙂

Меня научили заново жить. Научили считать хлебные единицы (ХЕ), рассказали про коэффициент чувствительности, и я решилась на приобретение помпы (первые 3 месяца мне дали абсолютно бесплатно потестить больничную помпу, дабы определиться с выбором). 

Что я хочу сказать? Это невероятная штука. Правда. Нет, она не делает все за вас, но невероятно помогает при расчете доз и введении корректных инъекций с разными болюсами. Кстати, все в той же больнице проводятся уроки по понедельникам “как правильно пользоваться помпой”. Проводит ее абалденная Врач с большой буквы.

Меня всегда пугало наличие каких-то инородных штук на моем теле. Помпа, грубо говоря, такой штукой и является. Но абсолютно не смертельно. Помпа сама по себе похожа на пейджер как визуально, так и по размерам.

Всего есть 2 вида помп, которые у нас поддерживаются – это Medtronik и Accu chek.

Мой выбор пал на первый вариант, без системы постоянного мониторинга, ибо штука нереально дорогая и больше нужна для беременных и маленьких детишек.

Собственно, выглядит моя помпа Medtronik 712 так:

Сам катетер не представляет из себя чего-то суперстрашного:

Длину катетера и саму канюлю (иголку с пластырем) можно подобрать разные, как по длине, так и по материалу. Например, я использую канюлю с медицинским пластиком, а качки-мужички с железобетонными мышцами используют зачастую канюли с настоящей иглой.

Основные вопросы, которые всегда возникают при виде такого устройства: “ГОСПОДИИИСУСЕ, А КАК ТЫ МОЕШЬСЯ/СПИШЬ/СЕКСОМ ЗАНИМАЕШЬСЯ??7??”

Все довольно таки просто. Катетер вместе с помпой можно просто отстегнуть и поставить заглушку:

На ночь помпа не снимается, она носится вообще всегда. 24/7. Исключая моменты душа, купания, физ нагрузок.

Поэтому голой особо не поспишь, а то можно ночью в катетере запутаться ;D В повседневной жизни помпу ношу либо в кармане брюк/штанов/шорт, либо прямо на лифчике между сисек (в этом случае девочкам повезло, ибо под одеждой помпу почти не видно).

Проблему могут составлять только обтягивающие платья, но тут тоже есть свои бабские хитрости 🙂 И нет, вряд ли это то, о чем вы подумали)

Жить диабетику с помпой намного проще. Инсулина я стала колоть на 40% меньше. Плюс помпа работает только на ультракоротком инсулине (длинный более не подкалывается как фон). 

Любимый миф всех и вся о том, что диабетику нельзя есть сладкое и пр. С компенсированным диабетом, грубо говоря, можно все. Но без фанатизма. Можно и есть сладкое, и делать татуировки и пр.

Главное, всегда следить за своим организмом.

Я понимаю, что в наше время это очень сложно, но если ваши средства действительно позволяют, то мониторить сахар в крови ежедневно необходимо минимум 7 раз (до и после каждого приема пищи и на ночь).

Стаж у меня относительно большой. Информации очень много засело в голове. Если кому-то действительно интересны подробности о том, как это и с чем все это едят, то могу ответить на ваши вопросы, либо даже оформить серию статей по конкретным категориям)

Всем здоровья и сладкой жизни ;D

Источник: https://pikabu.ru/story/moya_istoriya_zhizni_diabetika_3969403

WikiDiabet.Ru
Добавить комментарий